Дура — это не оскорбление, это состояние души. Многим девушкам очень идёт быть дурами, это подчёркивает их женственность и индивидуальность. Однако, как подтверждают исследования лучших британских учёных, дуры бывают разными.

Родили мы с женой 2 х сыновей. Радовались, воспитывали, кружки, секции, качели-карусели. Приходилось иногда ремнем воздействовать. Уделяли им всё свободное время. Сами не алкаши и люмпен — пролетарии. Всю жизнь работаем. На мой взгляд, вполне нормальные люди.
Сейчас старшему сыну 35, кое-как, из-под палки закончил в Питере ВУЗ, получил погоны, потом всё бросил. Пошел в бизнесмены, набрался кредитов, долги, развод, бичевание, воровство. Жена привезла его домой. Опять ложь, долги, мошенничество. Сбежал в Геленджик, где и посадили его на 5 лет, вполне справедливо.
Младшему 23, учиться не хотел. Пристроил его в колледж, еле получил диплом, пошел в армию. Сейчас шоферит у лавочника. От старшего ушел недалеко, брешет на каждом шагу, по поводу и без повода, ленивый до невозможности, делать ни хрена не хочет. Тусит со своей подругой по округе.
Смотрю на них, и одолевают печальные мысли, почему они такими стали? Им всё пох. Родители им совершенно не нужны. Появляются только тогда, когда надо безвозвратно занять денег, но эту лавочку мы давно прикрыли и только их и видели. Умудрялись у нас тырить деньги. С женой развелись, когда они уже были взрослыми, как-то всё навалилось.
Вот уже пришло время подводить итоги, да и поезд жизни сбавляет обороты. Время заставляет думать о склоне лет (пока всё хорошо) и приходит понимание, что надеяться на милых сыночков нельзя, ни в старости, ни на то, что похоронят нормально. Склею ласты, выгребут кубышку, спрятанную на черный день, а хоронить райсобес будет. Родственников почти не осталось, да и возрастные все уже.
А как у вас с этим делом?

Здорово, сайт! Я сегодня не с картинками, а с буквами. Кто-то знает, кто-то нет, но я делаю из аварийных деревьев скульптуры бензопилой. Этим, собственно, сайту и знаком. В числе прочего — в день открытия ЧМ по футболу сделал фигуру футболиста в детской спортивной школе. Просто в подарок детям. Так вот, из-за нее-то и произошла вся эта поучительная история. Итак…

В прошлые выходные стою себе под славным городом Семилуки, терзаю бензопилой старый абрикос в попытке сделать из него лесную нимфу. Грязный, пыльный. Как в фильме «ДМБ», словом: «Такое г… ни один патруль не остановит».

И тут патриархальную черноземную тишину нарушает телефонный звонок: «Не хотите ли в Москву на 1 канал? Мы тут перед матчем «Россия-Хорватия» прямой эфир делаем в рамках передачи «Пусть говорят».

Я говорю: «Ну, всяко веселее, чем работать. Поехали!». И прямым трансфером «жопа мира — 1 канал» отправляюсь на съемки. На штанах — заплатка на заднице (ну, думаю, скажу, что дизайнерские брюки). На ногах — кеды, купленные за 400 рублей у вьетнамцев.

Как говорится, чем богаты, в том и поехали…

Приехал. Там бомонд тусит: Боярский, Буланова, Миронов вместе со «Справедливой Россией», девочки с губами и грудями — куды бечь?!

Ну, они, хоть и звезды, но периодически ходят и курят. В том числе и я с ними, как приглашенный гость. Скульптор. Ога. Автор, типа, единственного в России памятника Акинфееву (а сделан он за 4 часа в подарок забытой Богом и чиновниками спортшколе). Ну, хоть «на час», но все равно «Халиф».

И вот курим мы такие с Отаром Кушанашвили, обмениваемся околофутбольными репликами. Точнее, он говорит много и громко, а я говорю «Угу, угу…» Но со стороны мы с ним смотримся, как будто друганы.

Вокруг свита. Водители там, охранники, стилисты, короче, ХЗ, кто, кому позволено стоять рядом, но близко не подходить. Так вот один из свиты улучил момент и говорит мне: «Классно выглядишь!» Я внутренне напрягся. Мне такое говорят не часто. Вообще никогда не говорят. Особенно мужчины. Но «раз уж попал в ад, будь в ладу с дьяволами». Отвечаю: «Да. Я такой. В Воронеже все примерно «на таком же стиле». Он говорит: «Вау…» А я говорю: «Угу!»

А он говорит: «Вот я тут у Вас спросить хочу… Собираюсь брать кеды. Но, конечно НЕ ТАКИЕ ДОРОГИЕ, КАК У ВАС! ТАК, БАКСОВ ЗА 300… Скажите, в них вообще комфортно?»

Я подумал и ответил честно-честно: «Ну… Не знаю, было бы мне комфортно в кедах за 300 баксов. Не знаю. Не мое. Но вот в ЭТИХ — самый фарш. Оч. удобно. Я в них практически круглые сутки».

Не смотря на то, что я не соврал, он погрустнел и сказал: «Эх… Буду копить», и ушел куда-то из моей жизни (надеюсь, навсегда).

Где-то через 5 часов, посланный обратным трансфером «1 канал — жопа мира» я снова стоял под славным городом Семилуки и терзал старый абрикос в попытке сделать из него лесную нимфу. Но уже в кедах, которые стоят дороже 300 баксов. Даже не смотря на то, что куплены они за 400 рублей по случаю у вьетнамцев.

Чему учит нас эта история? Да только лишь философскому отношению к жизни и размышлениям на тему «Быть» и «казаться». Надеюсь, что я умею отличать «Быть» от «Казаться:))



П.С. Просто для того, чтобы было понятно, о чем речь. Вот мальчик-футболист, которого я выпилил, и из которого журналисты сделали памятник Акинфееву.

Соплей не будет, просто мысли и наблюдения. Я сейчас не обо всех, но, судя по наблюдениям, об очень большом срезе домохозяйств страны. Я родился в семье пролетариата. Перефразируя известную КВНщицу: «Отец дальнобойщик, мать на заводе — в кого я дебил такой, непонятно!». Никогда мы не голодали, но и обеспеченной семьей никогда не были. Как говорит моя мама: «Всё как у всех». Так было у моей бабушки. Так почти у всех моих дядей, тётей и прочих семей. Сейчас мне 33 и примерно так же почти у всех братьев, сестёр, знакомых. И вот это «почти» периодически приводило меня к мысли, что единичные случаи, когда у кого-то в финансовом плане получалось всё заметно лучше, чем у других, должно что-то объединять, но в детстве я взаимосвязи не находил, в юношестве было не до этого, а несколько лет назад я всё же «изобрёл велосипед» и нашёл этот критерий, объединяющий тех, кто жил лучше. Такой явный и практически бросающийся в глаза, но абсолютно не привлекающий внимание. В семьях, где доход был выше, чем в среднем по срезу, сейчас будет немного грубо — бабе не разрешали совать нос в мужской кошелёк.

Сначала я даже решил, что это просто совпадение. Потом начал выяснять давно ли так заведено, что мужчина отдаёт зарплату жене в семьях родственников и знакомых. Как выяснилось — почти со дня свадьбы. Я не буду вдаваться в причины такого порядка и откуда это пошло, я лишь о последствиях. Итак, большинство семей в срезе традиционно (так пошло из предыдущего поколения в котором они воспитывались) матриархальные. Мужчина отдаёт зарплату жене, она рулит финансами, обеспечивает «теплоту очага» и выдаёт ему деньги на необходимые расходы, попутно консультируясь с подружками не слишком ли она его балует, не самые ли дорогие сигареты он курит, следит за его рационом, не даёт ему спиться, ибо он должен «обеспечивать семью». И так далее. Смысла углубляться нет, все и сами всё знают и это видят. Мужики немного изображают сопротивление такому порядку вещей, чаще всего когда ему на пятничное пиво не дают денег, потому что «завтра мы едем к маме», но в общем и целом к такому порядку вещей привыкли, ведь в семье их родителей было так же, да и такая ситуация им вполне удобна, т.к. снимает всякую ответственность, при любых проблемах можно сказать «я работаю», «что ты от меня хочешь, я тебе всю зарплату отдаю», «а что я сделаю, если мне так платят» и так далее.

А теперь к наблюдениям. Когда я устроился на работу в Москве, а это всегда очень тяжело на старте, не имея ни знакомых, ни родственников в столице, я, естественно, позвонил родителям (да, маме, ибо вырос в матриархальной семье и мама всё равно бы забрала у отца трубку услышав, что я устроился на работу), чтобы поделиться хорошей новостью. Так вот первый вопрос, который задала мне мать — сколько будут платить. Вопросы: далеко ли до работы, нравится ли коллектив, хорошая ли компания, кем, куда, какие условия, какой график работы и так далее — это второстепенные вопросы и большинство из них её вообще не интересовали. Что интересно, с этого же вопроса начала крёстная, тётка из деревни, и даже двоюродная сестрёнка 16 лет отроду, т. е. 100% женщин, которые могли мне такой вопрос задать. Первый вопрос, который мне задал отец — есть ли шабашка, а уже потом последовали (в отличии от матери) вопросы про нравится ли работа, долго ли добиратся, устаю ли и так далее, но вопрос про «шабашку» был главным. Отец очень расстроился, услышав, что нет шабашки. Ни один из братьев, дядей, друзей отца не спросил о сумме зарплаты. Вообще. Ни один. Я тогда не особо обратил внимание на эти «мелочи», но они четко отражают разнополяность жизни и отношения к работе у этих близких и дорогих мне людей. Вот уже пять лет мать не может выяснить мою зарплату. Мне кажется она даже спит плохо из-за этого. Отца же НИКОГДА не интересовала сумма. Вообще. Единственный вопрос был: «На жизнь хватает?», услышав в ответ, что ещё и остаётся отец был удовлетворён.

Лишь когда на меня нашло озарение и я сопоставил все свои наблюдения — пазл в моей голове сошёлся. Причем сразу во всех семьях, которые я знаю. Всех семьях всех поколений. В матриархальной семье мужчине наплевать на зарплату. Вообще. Его будут пилить при любом раскладе, потому что пилят и пилили всегда, ибо женщина уверена, что если она не будет его пилить, то всё, пиздец семье, мужик сопьётся, дети по миру пойдут, а она себе этого никогда не простит, и что всё в этом мире держится только на её бережливости и характере. Именно поэтому отца интересновала именно «шабашка» и главная его гордость — это сколько он может «нашабашить» на работе у жлоба работодателя, даже не осознавая, что его «шабашка» заложена в его нищенскую зарплату. Потому что шабашка для мужика в матриархальной семье — это его деньги. Это деньги на которые он может заправить машину, ибо баба если решила, что 1000 рублей хватит на бензин до деревни, то ей хоть в лоб, хоть по лбу, она так решила и ниибёт, больше не выделит ни копейки и будет сидеть в машине с бронированным лицом, даже если по середине пути бензин кончится и машина встанет. Один хер она не признает, что это её косяк. Всегда будет «ты же мужик», «ты должен» и так далее. Отвлёкся, извините, наблюдал лично. Это деньги на которые мужик может купить себе сигарет, если вдруг выделенных женой не хватило. Это деньги младшему сыну вида «на мороженое, только маме не говори». И так далее. Это его деньги. Женщина знает о их существовании, перидически шарится по карманам, документам, машине, попутно находя заныканное пиво/водку и если находит заначку — забирает себе, ибо «я для семьи стараюсь». И вот я сейчас вообще не только о семье родителей, но и о подавляющем большинстве семей знакомых/родственников. Где-то мужчина даже считает себя главой семьи, отдавая всю зарплату супруге, и она делает вид, что он что-то решает, но и она, и все окружающие, понимают, что как она скажет, так он и решит. Скажет, что сегодня мелких нет, купи сигареты подешевле — и он поворчит, но пойдёт и будет курить сигареты подешевле, потому что у неё мелких нет и она дала ему денег только на такие. Если есть заначка, то купит, конечно, какие нравятся и будет считать, что он добытчик и никакая жена ему не указ. Ага.

И вот тут самое интересное. Я как-то спросил двоюродного брата, а пошёл бы он на работу с вдвое более высокой зарплатой, но с более жёстким графиком по честные 40−50 часов в неделю, значительно большей ответственностью, командировками в другие города, когда он иногда по нескольку дней будет жить один? Для меня вопрос вообще не имеет альтернативных ответов — я бы точно согласился. Он сразу отказался, аргументировав это тем, что его устраивает его график/работа. На самом деле ему не интересно. Какая ему разница, если он всё равно всё будет отдавать жене? Но самое интересное, что его супруга сидела рядом и сказала чёткое «Нет!» после фразы про командировки, хотя я разговаривал с братом и она просто рядом сидела. И вопрос был адресован сугубо ему. Аргументировала она это тем, что «нам хватает», хотя ВСЕГДА жалуется на недостаток денег, кредиты и перманентную экономию. Она просто не готова отпускать мужика в чужой город даже на несколько дней. Нет, не потому, что он будет ей изменять. Не будет, и она это знает. А потому, что не дай бог он научится жить сам и тратить деньги сам. Она сформировала систему, где её мужик приносит ей зарплату, она его кормит, кормит и растит его детей, даёт ему деньги на базовые потребности и даже иногда разрешает потратить на «развлекуху» типа радиоуправляемого вертолетика, китайского телефона на поковырять или видеокарту для игрушек (хотя тут кому больше пользы ещё большой вопрос). У него нет стремления к карьерному росту, ему не нужна более интересная работа, повышение зарплаты НИКАК не отражается на его качестве жизни, а на один из своих дней рождения он подарил себе кредит на «обновить машину жене». И его такая жизнь полностью устраивает. Целиком и полностью. Они действительно счастливая семья, но лично я бы от такой жизни повесился =).

Теперь о семьях с более высоким доходом. Там все финансовые потоки у мужика. Зарплата жены не знаю куда девается, может в общий котёл, может у неё остаётся. Есть даже семьи где жена вообще не работает с момента замужества, но там и доход у мужика такой, что она ему утром ботинки чистит перед работой (не утрирую). Любое повышение зарплаты у мужчины сразу же сказывается на качестве жизни его и его семьи. Он это видит, он это чувствует, он это знает. Ну и пашут они соответственно, потому что знают, что если на семью у него уходит, допустим, 50 000 обязательных трат в месяц (кров, безопасность, питание, одежда, автомобиль, отпуск, оплата счетов) при зарплате 60 000 рублей, а 10 000 это свободные деньги, то при увеличении зарплаты всего на 10 000 рублей свободных денег у него станет ВДВОЕ больше. У мужика, который отдаёт зарплату жене — не изменится НИЧЕГО.

Кто-то обязательно напишет, что просто мужики тряпки и жены у них сильнее характером и так далее. Я не спорю. Только вот тот же самый мужик, оказываясь без семьи (отдыхать, допустим, отправил жену с детьми или к тёще на месяц), в диком ужасе от того, как мало ему нужно оказывается денег и сопоставив со своей зарплатой вообще не понимает куда они уходят. Благо жены на долго таких мужиков не оставляют и по возвращению всё возвращается на круги своя. А дай такому мужику финансовую самостоятельность изначально, так всё могло сложиться совсем по-другому в финансовом плане этой семьи, но, к моему удивлению, все мы разные и не всем это надо.

Получилось очень много буков =(Пинайте. Уверен для большинства это факт понятный с детства, но я очень поздно это осознал.

Спасибо сайту ЯПлакал за общественный резонанс этой темы

В Красноярске капитан Росгвардии и его жена, на глазах у плачущего ребенка, из-за мелкого конфликта на парковке жестоко избили своих соседей. Позже раскаявшийся гвардеец попросил прощения и обещал оплатить лечение потерпевших, однако его супруга мнения мужа не разделила и продолжила унижать пострадавших. На фоне широкого резонанса в Росгвардии отстранили сотрудника от службы.


Скандальная потасовка произошла в городе Железногорске Красноярского края 6 июля примерно в 20.40 по местному времени. К Михаилу Загайнову приехала его 54-летняя мама Светлана Загайнова на Hyundai Santa Fe за обогревателем. После того, как они погрузили его в машину, решили немного поговорить. Женщина села в машину боком, а сын стоял у открытой двери. В этот момент к дому подъехал Lexus соседей.

Из машины вышел капитан военной части № 3377 (Росгвардия) Павел Морозов, его жена Людмила с кошкой на руках и их ребенок. Стоит отметить, что на фотографиях в соцсетях госномер машины установлен на Toyota, из чего следует, что Lexus семья военных купила совсем недавно.

4 фото и много текста via via





«Будете валяться мертвыми»: Офицер, избивший женщину в Красноярском крае, отстранен от службы

В пятницу позвонила супруга.
— Нас вечером Булкины на суши ждут, — сообщила она, — рассказывать будут, как в Токио слетали, смотри, не опаздывай.
Суши, так суши, дело хорошее. Я приехал с работы пораньше и мы, быстро собравшись, к семи уже были на месте.
Дверь нам открыл Булкин и, поклонившись, громко произнёс:
— Коничива!
Мы с супругой переглянулись.
— Это ж здрасьте по-японски! — довольно пояснил он. — Я там много слов выучил — коничива — здрасьте, саёнара — до свидания, аригато — спасибо. И раз уж мы с тобою друзья, ты можешь называть меня Булкин-кун. А Ирку — Ирка-сан.
— Проходите руки мыть, — выглянула Ирка из кухни. — Сейчас мы будем мисо суп есть.
Мисо суп мы с женою любили. Не то, чтобы мы были знатоки, но время от времени захаживали в «Банзай» возле её работы и какое-то представление о японской кухне имели.
Поэтому, зачерпнув первую ложку и обнаружив в ней добрую половину гречки, я несколько удивился. Жена тоже была заинтригована.
— А почему у вас в мисо супе гречка? — осторожно поинтересовалась она у Булкиной.
— Да наешься что ли ихней соей? — махнула в ответ рукой Булкина, — через час опять голодный. Вы, давайте, ешьте, сейчас суши будут.
Тут Булкин сходил на кухню и принёс большую заледеневшую бутылку с нарисованной веткой сакуры.
— Саке! — с помпой провозгласил он. — Греть, конечно, не будем, хотя и надо, даже на пробке градусник есть, смотри, нажал — открыл.
— Ну, да, интересно придумано…
— И всё у них так по уму, ничего лишнего, — согласно закивал Булкин, — вот, хочешь ты, к примеру, жениться. Подходишь такой к девушке, коничива, дескать, и сходу — будешь готовить мне мисо суп? Если да, то за шиворот её и в загс. А оттуда тащишь её к себе на татами.
— Хватит тебе! — одёрнула его Ирка и улыбнулась. — Но девки у них и вправду мультяшные…
Когда мы покончили с супом, Ирка-сан вынесла большой керамический поднос с блюдом ромбовидной формы и с двумя рядами суши на нём — продолговатых рисовых долек, на каждой из которых сверху лежало что-то вроде небольшой котлетки.
Сбоку, где обычно кладут имбирь, высилась гора свежей зелени, а с другой стороны блюда на деревянной дощечке стояло множество маленьких плошек с какими-то соусами.
— Нигири! —  поставив поднос и поклонившись, громко возвестила Ирка-сан.
Мы все зааплодировали и она улыбнулась, довольная произведённым эффектом.
— Я раньше из всех морепродуктов только шашлык и пробовал, — тоже рассмеялся Булкин и разлил нам по рюмкам саке, — а сейчас вот подсел на эти суши, не оторвать! Ну, давай что ли…
Мы чокнулись и выпили, закусив нигири. На вкус было ничего, даже вкусно, похоже на…
— Щука! — подтвердили Булкины в голос. — мы её с салом прокрутили!
— А мы как-то с сёмгой больше пробовали, — сказала моя супруга, — и с лососем.
— Они же давно все искусственные, — убеждённо сказала Булкина, — передача даже была, где их как поросят разводят… вы берите, берите…
Все дружно принялись за суши, под которые мы с Булкиным успели ещё пару раз выпить саке, которое мне всё больше начинало нравиться.
Когда блюдо опустело, Ирка ушла на кухню, откуда вскоре опять появилась с полным подносом. Подойдя и поставив его на стол, она снова церемонно поклонилась и торжественно объявила:
— Футомаки!
Футомаки, надо сказать, выглядели несколько странно. Наверное, из-за своих размеров. Прежде таких огромных роллов я никогда не видел. Высокие и толстые, они были похожи на небольшие пушечные снаряды. К тому же, у них был необычный тёмно-бежевый оттенок.
— Это у нас водоросли разваливаются, — заметил Булкин-кун мой взгляд, — так мы в блины приноровились заворачивать.
И он с аппетитным хрустом откусил сразу половину своего футомаки, показав в оставшейся половине большой зелёный диск.
— Ирка сразу целый огурец кладёт, — пояснил он, — чё там эти кусочки… ты, вон, сверху намазывай…
Он пододвинул мне блюдце, на котором лежал здоровенный ком зеленовато-бурого оттенка.
Я намазал свою футомаки и попробовал. Горло обожгло словно огнём и затопило чем-то горячим и липким.
— Ну как? — поинтересовался Булкин-кун
Я покивал, не в силах ответить и вытер слёзы.
— Это я их васаби с нашим «хренодёром» намешала! — радостно сообщила Ирка-сан — Хрен и хрен, какая разница, наш тоже горло дерёт будь здоров, я его селитрой поливаю…
— Мы сперва все эти ингредиенты для суши в «Метро» покупали, — вмешался Булкин-кун, — а потом думаем, зря у нас дача что ли?
Ирка-сан согласно закивала головой:
 — Чего нам вообще на этих покемонов смотреть? — она привстала и положила всем ещё по одному роллу. — Мы-то не на острове живём, у нас, вон, в теплице «бычье сердце» уже в начале июля вызревает, помнишь тебе давала?
— Помню, помню, — подтвердила моя супруга.
— Или, вот, у них соус только соевый. — показала Ирка-сан на одну из плошек. — Солёный — жуть, я его есть не могу. А у нас — вот тебе и кетчуп с аджикой, и майонез с горчицей, и ещё три соуса домашних, макай себе куда хочешь…
После футомаки Булкина подала зелёный японский чай, в который она для вкуса добавила ромашку с иван-чаем и мы с женой, уже ничему не удивляясь, пробовали новую партию суши с их дачной редиской, свёклой и даже с горохом.
Потом все сели смотреть на планшете фотографии из их поездки. К тому моменту мы с Булкин-куном уже допили саке и он временами полностью переходил на японский, комментируя очередное фото короткими и резкими гортанными звуками. Как ни странно, я его прекрасно понимал, хотя Ирка-сан и начала тревожно на нас поглядывать.
Уходили мы уже после полуночи, когда в Токио, как сказал Булкин-кун уже наступило раннее утро. Потому что, только там оно и наступает, объяснил он и Булкины, поклонившись нам на прощание, сказали:
— Саёнара!
— И вам саёнара! — сказали мы с супругой и, тоже поклонившись, добавили. — Аригато!

© robertyumen

Малахов, умело приловчившийся ковыряться в человечьих помоечных делах, получил новый заказ -топить бывшего кандидата в президенты тов.Грудинина.Для этого он пригласил бывшую жену Грудинина и облизываясь разбирался в чужом дерьме. Действующая власть здорово тогда перетрухала, когда Грудинин набирал обороты и стал заметно популярнее Путина. Ведь «царь» своей политикой сделал жизнь народа совсем тяжёлой и мрачной. Ещё и чуть -чуть и коммунисты бы вновь вошли в Кремль со всеми жёсткими полномочиями. Поэтому власти стали чернить Грудинина с его тайными счетами. Сейчас угрожают Саратовскому депутату от КПРФ Николаю Бондаренко за его выступление против преступных деяний власти. Короче, наезд на большевиков начался. Власти долбят КПРФ за их антипутинскую и антиолигархическую позицию. Держитесь ребята народ с вами!
А Малахова хотелось бы спросить:-А почему бы тебе, Андрей не пригласить бывшую жену Путина, как ты пригласил бывшую жену Грудинина? Глядишь и с ней бы пошептался о Путине, Почему он ее бросил, ради кого? Может быть про счета его тайные она бы нам, что нибудь поведала? Ведь наверняка натырил при такой вседозволенности. Другим ведь даёт воровать триллионы .
Нет, Малахов ты этого никогда не сделаешь, помойка помойке рознь, и в эту ты не полезешь, кишка тонка. Ты сейчас против красных, чтоб властям угодить. Только вот не подумал, а вдруг они снова придут, как тогда вертеться будешь?

на реддите задали вопрос: как вы захватите мир, если окажетесь в 1990 году со всеми текущими воспоминаниями, но в теле того ребенка, которым были когда-то.
там много интересных ответов, но этот самый лучший и самый грустный.
и как все самые лучшие ответы, он, разумеется, и близко не отвечает на поставленный вопрос.

это не рассказ и не сценарий, это всего лишь комментарий в интернете, но мне очень понравилось, что главный герой — не всесильный попаданец, который может из спичек и говна собрать атомную бомбу, а такой же дебил как я.

мой перевод очень быстрый и небрежный. если читаете по-английски, лучше сразу идите по ссылке снизу.


---


мне четыре.

я только что потерял жену и детей, и теперь я самый депрессивный и умный детсадовец в мире. родители не понимают, что происходит, а я им ничего не рассказываю, потому что это полное безумие. к психиатру меня не водят: психиатра нет в родительской страховке, оплатить врача из собственного кармана мы тоже не можем.

в школе у меня проблемы с поведением. мой экстраординарный интеллект очевиден любому, но мне так скучно делать домашку, что вместо этого я сам придумываю себе алгебраические задачки и решаю их. я пишу код на языках программирования, которых еще нет. у меня нет доступа к компьютеру, хотя я постоянно его клянчу.

оценки все хуже и хуже, меня часто вызывают к директору за то, как я веду себя на уроке. но это америка, так что каждый год меня переводят в следующий класс.

в четвертом классе учитель, заметив, как много я знаю, начинает давать мне книжки для старшей школы. хороший год.

в следующем году все возвращается в норму, и я раздавлен.

когда я в восьмом классе, в маминой страховке, наконец, появляется психиатр. я прихожу к нему в первый раз. уже десять лет я живу в обратном направлении. теперь я не так остро чувствую горечь потери, но скука взрослого, живущего в детском теле, все так же смертельна.

обещайте, что не расскажете ничего моим родителям, учителям или полиции.

он соглашается.


я рассказываю ему, что мое сознание перенеслось из 2018 года, что сейчас мне должен быть 41 год, что у меня были жена и дети, и что я как-то пытаюсь справиться со всем этим с тех пор, как мне стукнуло четыре. он мне не верит. я показываю ему программный код, написанный на языках, которых еще нет. я решаю алгебраические задачки и уравнения в полярных координатах — ничего из этого я понимать по возрасту не должен.

он думает, что я вундеркинд. и что я безумен.

я говорю, что джордж буш-младший выиграет президентские выборы. он считает, что я просто тыкаю пальцем в небо. дальше я ору. я ору, что до 9/11 остался всего год.

теперь он думает, что я опасен. что я планирую 9/11.


я пытаюсь сдать назад, сказать, что это все аль каида. он спрашивает, разговаривает ли со мной аль каида.

дальше говорить с ним бессмысленно.

меня переводят на нейролептики. я ничего не чувствую и плохо соображаю, я ничего не хочу. но я больше не в «депрессии», так что терапия признана удачной. психиатр продолжает регулярно меня проверять.


9/11. меня и родителей тащат на встречу с психиатром, полицейским и двумя мужчинами в костюмах. родители не понимают, что происходит. меня пытаются разговорить, но я отказываюсь. у них весь мой интернет-трафик — местами неприличный, но ничего инкриминирующего. я требую, чтобы меня перестали кормить таблетками, они соглашаются.

я под домашним арестом, на ноге браслет. только в школу и домой. мне плевать. друзей у меня нет, даже мои друзья из предыдущей жизни в этой всего лишь дети.

через месяц еще одна встреча. как я узнал про 9/11? я требую адвоката. мне его не дают. я пожимаю плечами и замолкаю.

окей, будет адвокат.


я рассказываю адвокату все, он мне не верит, я требую другого.

новому адвокату я рассказываю все, он мне не верит. я требую другого.

новому адвокату я рассказываю все, она мне не верит. но она будет защищать меня, исходя из того, что я рассказал правду. я соглашаюсь.


мы не рассказываем им ничего. домашний арест это нарушение моих прав, а Patriot Act, позволяющий им держать меня под замком по малейшему подозрению, еще, по сути, не принят. адвокат угрожает пойти к журналистам.

они отваливают.


в первый год оценки в старшей школе у меня ужасные. я понимаю, что нужно их подтянуть, если я хочу попасть в тот самый колледж, где найду свою жену, так что начинаю заниматься вдвое упорнее. из двоечников перехожу в отличники. учителя в растерянности, но у них камень с души упал.

последний год. я подаю документы только в один колледж. родители думают, что я слетел с катушек. но план такой: я поступаю, подаюсь на Honors Program, на ту самую Honors Program, где почти тридцать лет назад (в моей личной хронологии) я встретил свою жену, живу в той же общаге, что и она, допоздна работаю в той же инженерной команде, что и она, когда мы начали встречаться.

только я не поступаю. оценки у меня слишком низкие — из-за того, что я провалил первый год в старшей школе. колледж тот самый, но воспроизвести обстоятельства нашей встречи я не могу.

но есть надежда, пусть и хлипкая. я буду заходить в колледж. я знаю, в какие клубы она ходит, с кем дружит. я буду там, где и она.


я кружусь рядом с ней месяцами, работая над тем, чтобы пригласить ее на свидание. как позвать на свидание человека, с которым ты прожил 12 лет и которого ты потерял 14 лет назад и который вообще тебя не помнит? как подойти к ней со всем этим багажом, о котором она ни малейшего понятия не имеет?

но, наконец, я это делаю. зову ее на свидание.

она говорит «нет».

но как, как. мир вокруг меня разваливается. она моя жена, неужели она не понимает? я срываюсь, это пугает ее, и она убегает. я бегу за ней, но она успевает нажать на кнопку тревоги в кампусе.

конечно, меня с моей историей «безумия» сразу же вяжут. следующий месяц я провожу в психушке.


в один прекрасный день два мужика в костюмах снова «посещают» меня. они говорят, что могут меня вытащить. но я должен рассказать им про 9/11. это те самые фбр-овцы, с которыми я виделся сто лет назад. и я сдаюсь. я рассказываю им все.

они вытаскивают меня из психушки. теперь у меня хороший дом в какой-то жопе мира, хороший компьютер, отличный интернет. и я должен продолжать рассказывать им о будущем.

в свободное время я работаю консультантом по ПО. фбр оплачивает все мои издержки, так что такие заработки это мои карманные деньги. второго января 2009 года я собираю компьютер с мощным GPU, а на следующий день начинаю майнить биткойны.

я майню много. намного больше, чем кто-либо мог ожидать от майнинга в первые дни биткойна. в результате биткойн так и не взлетает, потому что всем остальным с их обычными компьютерами бессмысленно со мной тягаться. криптовалюта терпит крах, так и не добравшись до первого пика.


через два года ко мне снова приходит фбр, им опять нужна информация о будущем. но у меня ничего не осталось, я уже рассказал им все, что помнил.

меня выкидывают из дома, все компьютеры, которые они мне купили, отбирают. все компьютеры, которые я собрал сам, отбирают тоже — это, видите ли, вещественные доказательства.

у меня больше ничего нет. я бродяга. от одного маленького города к другому я передвигаюсь на стремных попутках.


однажды я засыпаю на лавке в парке.


чтобы не проснуться следующим утром.


Владимир Гуриев reddit




Что вы будете делать, если снова окажетесь в 1990 году? Реалистичный вариант развития событий