В нашей стране несколько проблем или бед, но к ним не относится медицина, но сегодня мы как раз будем говорить именно о ней. Запись с названием «Истории врачей». Злой медик расскажет Вам о том, какие-же истории происходят с врачами, их пациентами и почему обе категории иногда ведут себя странно.

Истории врачей, Злой медик

Ребёнок трёх лет от роду действительно был неадекватен. Его блуждающий взор не фиксировался ни на чём. Поставленный на пол, он начинал клониться то в одну, то в другую сторону, норовя упасть. На вопросы отвечал то правильно, то невпопад. При этом никаких видимых травм или хотя бы просто синяков у малыша не было.

— Когда всё началось? — Фельдшер уже колол мальчику палец скарификатором, беря кровь на сахар.

— Полчаса назад. — Взволнованная мать стояла рядом. — Он таблеток наелся. Да бросьте вы свои иголки. Его надо срочно промыть.

— Я разберусь. Покажите упаковку от таблеток.

— Где я вам её возьму? Они, наверное, без упаковки были.

— Что значит «наверное»? Вы видели эти таблетки?

— Не видела. Да бросьте вы фигню всякую спрашивать. Промывайте быстрее, пока он не умер.

— Где он взял таблетки?

— Ну, я не знаю. Мы гуляли на детской площадке. Сын копался в песочнице с лопаткой. Наверное, там нашёл.

Фельдшер ещё раз осмотрел рот малыша.

— Он что? Был чумазый, когда вы домой пришли? Рот в песке был?

— Да не был он чумазый! — Мама начинала истерить. — Делайте что-нибудь скорее. Промывайте!

— Мыть не буду. Насчёт таблеток сомневаюсь. Поехали, — фельдшер взял ребёнка в охапку, — здесь я ничем не помогу. Срочно в больницу.

Пока скорая, пугая окружающих водителей «крякалкой», неслась по разделительной полосе, фельдшер ещё раз начал допрос мамы.

— Куда ездили? Чем болел? Когда болел? Прививки? Ещё раз всё вспоминаем!

— Да ну, я уже говорила. Ничем не болеет. Никуда не ездили. Хотели только послезавтра к маме в Калугу в гости поехать. Вообще-то, раньше хотели поехать, да он сопливил неделю. Пришлось задержаться, потому что с соплями прививку делать в поликлинике отказались. Сказали, как выздоровеет. Вчера пошли в платную. Мне подруга сказала, что у них вакцина лучше, чем в районной.

Фельдшер напрягся.

— Когда прививку сделали?

— Вчера.

— А врачу сказали, что ребёнок только-только простудой переболел?

— Нет, — мамаша удивилась, — он же выздоровел. Мы пришли, я сказала, что нам прививку надо. Деньги в кассу заплатила, температуру сыну померили — нормальная. И сделали.

— В реанимации твой. Стабильный. Правильно, что на мамины фантазии не повёлся. Начал бы желудок промывать — глядишь, и угробили бы пацана, — невролог собирался домой после суток, когда в ординаторскую ввалился знакомый фельдшер. — Да и не такие дети идиоты, чтоб горькие таблетки из песочницы лопать. А диагноз ты почти верный поставил. Только не менингит у парня, а энцефалит. Но тебе как фельдшеру прощаю.

Доктор шутя похлопал фельдшера по плечу.

— Это ж надо было так совпасть, что живую вакцину на ослабленный иммунитет ребёнку вкололи. Не терпелось им. Меня матёрый инфекционист учил в институте. На каждой лекции твердил: пока минимум два месяца не пройдёт после болезни — никаких прививок. От греха подальше. А теперь всем достанется. И поликлинике, и платникам. И в Интернете народ завопит о вакцинах, которыми врачи детей калечат. Жалко, что маме ничего не будет. А надо бы до кучи.

© Дмитрий Беляков
Фельдшер скорой помощи

Хотя это далеко не такая распиаренная и раскрученная тема, как те самые однополые браки, от которых стоят на ушах религиозные фундаменталисты по всему миру, сладенькие мальчики, предпочитающие любить друг друга в непредусмотренных природой позициях, это далеко не единственные люди, которые красиво, живописно, а в некоторых странах и абсолютно легально, кладут свой прибор на концепцию брака как священного союза между одним мужчиной и одной женщиной.

Автор: hrustalyoff

Подземная парковка в Ашане. Иду с тележкой к своей машине.
После того, как выгрузил покупки, выясняю, что забыл кое-что купить.
Закрыв машину, собираюсь обратно.
Напротив меня молодая дама также закончила загружать свои сумки к себе в багажник. Завидев меня, вежливо обращается:
«Простите, а Вы бы не могли и мою тележку по пути захватить, спасибо!».

Я соглашаюсь, ничего сложного, да и вежливость творит чудеса.
Отвожу тележки на место. Поднимаюсь снова в Ашан.

Через 15 минут звонок с незнакомого номера.

— Простите, а куда Вы пропали?
— Я не пропадал. Кто Вы? Мы знакомы?
— Ну, я Вам тележку отдала, попросила отвезти…
— Аа. Ну да. И?
(Попутно соображаю, что она нашла мою визитку с телефоном у меня под лобовым стеклом)…Я отвёз её. Что-то случилось?

— Я просто жду, когда Вы мне отдадите мои 10 рублей…

faceoff.gif


Тележка из Ашана

Зима — это чарующее время года, завораживающе чистая природа, окутанная в белоснежные одежды. Именно эту пору любят дети и взрослые за то, что она является воплощением чего-то нового. Что уж говорить о грядущих праздниках, гуляньях и веселье.

Автор: Ольга Митрофанова

Домовой сидел у печки и тихонько вздыхал — хозяйка умирала.

Старушке было почти 90. Раньше шустрая бабушка в последнее время не вставала с постели, годы брали своё.
Домовой сидел и вспоминал: вот хозяйка молодая — только женой в дом вошла, вот уже детишки бегают, а вот уже и старушка.
И всегда чистоплотная, приветливая и очень хозяйственная. Домового любила и почему-то звала Мефодий, а иногда и Федей. Всегда ставила под печку блюдце с молоком, а то и ложила шоколадную конфету.

Сейчас дом как осиротел.
Даже кот Степан это чувствует. Хотя и живёт тут пока сын хозяйки, а всё равно не то.
Каждую ночь Мефодий подходил к кровати и смотрел с тревогой на хозяйку и облегченно вздыхал — жива ещё.

Незадолго до болезни она будто увидела его и сказала:

— Федь, ты уж новых хозяев не обижай, если будут. А то я помру и дом умрёт следом. Жалко — дом хороший, да и ты живешь. Помогай, ладно?

***
Ночь за окном, да и декабрь на дворе. Холодно сегодня и как-то неуютно. Полночь пробили часы.
Раньше Мефодий их любил, с их боем дом будто оживал. А сейчас казалось отсчитывают последние часы.


К утру старухи не стало.
Домовой затаился на печке в углу, и сопел, сопел…, а хотелось плакать. Просто хотелось плакать.


После поминок соседка баба Маня поставила под печь блюдце с угощением:

— Пусть помянет. Вера всегда ему блюдце с молоком ставила.

***
Вот и всё.
Дом опустел.
Все разошлись, разъехались. Часы остановили, кота соседка забрала. Тоскливо…

Это была самая длинная зима у Мефодия. Днями он отсиживался на холодной печи, а ночью, бродил по такому же холодному дому.
Изредка выходя на улицу он обходил двор, а потом сидел на заснеженном крыльце с тоскою глядя на огни в окнах соседних домов.

Он знал, что в деревне есть дом без домового, но не уходил — обещал хозяйке за домом смотреть.

Кот тоже нагонял тоску, часто прибегал во двор и орал у двери.

***
Всё изменилось весной. В середине мая к дому подъехали две машины. Из одной вылез сын хозяйки, а из другой женщина лет шестидесяти и молодой мужчина.
Домовой с жадностью и любопытством поглядывал в окно.

— Вот сад, тут пять яблонь, смородина и малина есть — объяснял сын хозяйки. Зашли во двор — тут вот сарай. Раньше мама козу держала, а сейчас всё дровами забито. Даже немного угля в брикетах есть.
Ну, пошли в дом?

Дом приезжим понравился: чистенько, уютно, хоть и пахнет сыростью.

—  Да нам на лето снять, у нас дачи нет…
—  Да мне тоже дом жалко — я потому и объявление дал. Смотреть за домом некому. Я у матери один остался, да и то на север на полгода уезжаю, а детям и внукам дом не нужен.
Так, в подполе и картошку, и всё найдете. Газ в баллонах есть. Телефон мой у вас имеется. Живите.

Когда стали выходить, женщина достала из кармана конфету и положила на печь.
Мужчина заметил, улыбнулся:
— Матушка так делала. Говорила — домовому.


***
Домовой снова остался один, но ненадолго. Через три дня снова подъехала машина.
Кроме молодого мужчины и той женщины, вылезла девочка лет шести и ее мама.
Девочка с любопытством оглядывалась по сторонам.

— Бабушка, а мы теперь тут жить будем?
— Да, тут и проведем лето. Давайте сумки выгружать, а то дел много.

Мефодий с любопытством наблюдал, как дом постепенно оживал.
Затопили печь, чтобы прогреть дом. Вынесли сушить подушки, перины, половички, поснимали- поступали занавески.
Работа кипела: всё мылось, выбивалось.
Домовой узнал, как всех зовут: старшую женщину Анна Михайловна, сын — Андрей, невестку — Лена, а внучку — Ниночка.

Вечером уставшие сели ужинать. Анна Михайловна даже успела напечь блинов. Семья сидела, тихо переговаривалась, что ещё завтра надо сделать. Перед тем, как лечь спать, Анна Михайловна поставила под печь блюдце с чаем и кусочек блина:
— Извини хозяин, молока сегодня нет.


***
Когда все уснули, домовой тихонько прошелся по дому, долго стоял перед часами.
Они опять ходили и отбивали время, хотя Андрей сомневался, что они пойдут.

Впервые за долгие месяцы тоски и одиночества домовому было хорошо и спокойно.

Через день Андрей и Елена уехали, а Нина с бабушкой остались. Жизнь в доме и во дворе продолжалась.
Пришел даже кот Степан, сначала дичился, но через три дня даже позволил Нине себя погладить. И сейчас, довольный жизнью, развалился на крыльце.

Постояльцы прижились, перезнакомились с соседями, стали брать у них молоко. Убрали потихоньку сад, насеяли везде цветов, за сараем нашли баньку — ещё хорошую. Успели вскопать и засадить грядки, под лук-огурцы.

И каждый день Анна Михайловна ставила под печь блюдце с молоком.

Однажды Ниночка спросила:

— Бабуль, а ты зачем это делаешь? — бабушка улыбнулась

— Хозяину дома. Дом видишь какой он нас хороший — внучка согласно закивала головой.
— Бывает дом и чистый и богатый, а неуютно. Там или домового нет, или не смотрит он за ним. А есть дома старые, бедноватые, но зайдешь, и уходить не хочется. Значит хозяевам он — домовой, помогает.
Вот и надо его угощать. Заслуживает!

— А если я ему конфету дам, поможет?- Анна Михайловна улыбнулась.

— Поможет. Только требовать нельзя, а попросить можно. Так меня моя бабушка учила.

Нина посмотрела на печку:
— А зовут-то его как? У него же имя есть?
— Есть. Время придет, сам подскажет.


Через два дня внучка опять спросила про имя домового. Бабушка сказала:
— Вот какое сегодня мужское имя услышим от чужих людей, так и будем звать.

Весь день Нина ждала хоть каких гостей, но ни кого не было. Только вечером к ним в дом заглянула девушка.

— Ой, здравствуйте. Я внучка бабы Мани, мы вчера приехали. Кота с собой возим, а он куда-то сегодня убежал. К вам не забегал? Большой такой, дымчатый, Мефодием зовут.
— Нет, у нас только свой — Анна Михайловна показала на стул, где спал кот — а чужого не было.

Когда девушка ушла, Нина бросилась к бабушке:

— Бабуля, ты слышала? Мефодий!

Домовой на печке улыбнулся и решил пошуметь, мол с именем угадали.


***
Дни проходили за днями, Мефодий привык к жильцам и уже не представлял дом без них.
Андрей с женой приезжали на выходные. Починили крыльцо, подправили баньку. Даже стол Андрей сделал на улицу и теперь вся семья собиралась ужинать во дворе, под кустом черемухи.
Мефодий заметил, что Анна Михайловна стала задумчивой, она делала дела, возилась с внучкой и о чем-то думала.
Пока в следующий приезд сына не завела разговор.

— Андрей, Лена, мне надо с вами поговорить. Я хочу остаться тут жить. Вам в городе и без меня хорошо, я только мешаю.
— Мама!
-- Подожди! Я много думала. Я устала от городской жизни. Я же деревенская, только деревни моей уже нет. А тут мне хорошо. Денег у меня немного есть и я думаю выкупить дом.
Тут магазин есть, фельдшер есть, почта, соседи хорошие, райцентр рядом. А вам одним пожить надо, может ещё ребенка родите. А ко мне приезжать будете по возможности, ехать-то всего три часа.


Разговоров в тот вечер было много, но Анна Михайловна осталась на своем, хочет жить тут — в деревне.
Ну, раз тут, то в следующий приезд дети ей собаку привезли: лопоухого щенка, на трассе подобрали

Домовой радовался: дом нашел хозяев.

Тихо вздохнув, он слез с печи и пошел бродить по дому.
Кот Степан, почуяв его — зашипел.
— Тихо ты — зашипел в ответ домовой, — дом разбудишь.

Он посмотрел на часы — первый час ночи.
Пошлепал к шифоньеру, нашел клубок пряжи, Анна Михайловна потеряла, Нине кофточку вязала, положил на видное место. Пошел дальше. Дошел до кровати Нины, поправил сползшее почти одеялко.
Наклонился, поднял куклу, а то завтра наступит, когда вставать будет. Странная какая-то: длинная, худая, одни руки и ноги. Нина её Барби называла.
Надо завтра на чердаке пошуметь (хозяйка там ещё не разбирала), там целый сундук с игрушками, будет чем Нине играть.

Хорошо!
Дом — живой!

Хозяева есть, можно и молока с пирогом поесть.

И Мефодий пошлепал под печку — угощение есть и какой-то Чупа-чупс Нинин…


Так уж в моей жизни вышло, что по высшему образованию я стоматолог, по первой сертификации я стоматолог-терапевт, а по второй я челюстно-лицевой хирург. В последнем качестве я отработала энное количество лет, и вчера, то есть в пятницу, каллиграфическим почерком (и куда моя вязь делась, сама не пойму) я написала заявление на увольнение.

Причина простая — «эффективный менеджмент». Ситуацию описывать не стану, незачем.
Само заявление, помимо стандартного в этих случая текста, имело небольшие пояснения относительно того, что две недели я отрабатывать не стану, на людей-пациентов пусть кого и где хочет ищет другого хирурга, а трудовую прошу выслать почтой. Заканчивалось словами «молокосос еще, а уже ублюдок».

Поскольку дело было под ночь, заявление я отнесла в кабинет секретарю, сама его заверила (ибо знаю, где у нее лежит штамп входящей корреспонденции), собрала свои вещи, и уехала домой, несколько хмельная. Сливочный ликер «ФрукоШольц» штука хорошая, я осилила всю бутылку. Осталась еще одна, про запас, и еще десятка три бутылок разного алкоголя, что мне приносили оперированные пациенты или их родственники.

Планы на выходные были просты — побыть дома, убраться, постряпать рулетов с маком, изюмом, творогом и клубникой, после на ночь заказать мускулистого парня-стриптизера, и провести с ним время, выговорившись за жизнь.

А вот утро этой субботы оказалось интересным. Вопреки тому, что из руководства в больнице сейчас быть не должно никого, тем не менее, мое заявление уже было прочитано, и доложено адресату.
Успели позвонить все по рангам, начиная от зав/отделения, и заканчивая зам/по лечебной работе.

Т.к. разговора не получилось ни с кем, звонит сам менеджер.
А далее была беседа. Эпичность ее передать словами нельзя, а записи не было. Тем не менее, звучали следующие фразы (говорил он строго официальным тоном, канцеляризмами):

— Вы не имеете права нарушать график проведения операций. Нас проверками замордуют.

— Ваше увольнение, в такой патовой ситуации со специалистами в Вашей области, это неуважение не только к коллегам, но и к населению нашего города.

— Я имею право уволить Вас не по собственному желанию, а за прогул! Кто Вас возьмет на работу с такой статьей?

— Это Ваша обязанность предупредить меня за 14 дней до окончания Вашей работы. Если Вы не возьметесь за ум, я буду вынужден обратиться с жалобой на Ваши действия в Трудовую Инспекцию.

— У органов прокурорского реагирования отработанный алгоритм действий в отношении врачей, отказавшихся от предоставления медицинской помощи.

— Вам достаточно платят! Имейте совесть!

— Мой стиль управления связан с заносчивым отношением моих подчиненных к руководству. То, что я окончил медико-профилактический факультет, не дает права лечебникам относиться ко мне, как к официанту.
______________________________


В общем, грустно мне. Правда, в другой части, нежели трусливый начальник, начавший сталкиваться с плодами своей деятельности.
Я потратила свыше десятилетия на учебу. Мои силы, время ушло на любимую, если разобраться, профессию, которая, увы, пользы людям не принесла, в отличие от государства, что на мою работу установило свои расценки.

Из медицины я, наверное, уйду, как и многие мои коллеги-белохалатники.
Нажраться хочется, как мужик. Водярой. А не педерастичным ликером «ФрукоШольц Сливочный».

Уроки либеральной статистики.
1. Находишь любой негативный рейтинг
2. Пропускаешь первые десять стран, включая США
3. Берешь данные по России, которая стала первой
4. Пропускаешь еще 62 страны, чтобы был отрыв
5. Приводишь остальные данные
6. Блочишь тех, кто это заметил

Для тех, кто сегодня не позавтракал хамоном, вот ссылка, если что — Да это всё Путинская википедия, вы всё врёте!




Белоленточная математика