«Вот за это я и ненавижу русских!»

Улетаем из Мюнхена. Подходим к паспортному контролю. Там два прохода — один общий, к пяти паспортистам, другой «для бизнес-класса и владельцев карт авиакомпаний элитных уровней» — к одному.

Я эти приколы помню ещё с немецкого консульства в Москве, где когда-то стоял за визой в очереди для тех, кто без очереди. Тоже в Мюнхен, кстати. С меня тогда ещё упорно требовали ксерокопию паспорта господина премьер-министра Баварии, поскольку приглашение было им подписано… смешно было…

Ну ладно, всё равно достаю я свою серебряную карту «Аэрофлота» и показываю человеку на проходе. Тот пропускает нас в короткую очередь.

Друзья без такой карты идут в общую. Движемся. Понимаем, что оно так на так и выйдет. Народа в пять раз меньше, но и пограничников тоже. Арифметика!

А за разграничительной ленточкой тем временем начинает волноваться женщина. Ну, обычная такая женщина, блузочка в полосочку, в руках айфончик.

— Вы в бизнес-классе? — спрашивает.

— Нет, — отвечаю. Увы, самолет туристической модификации, там бизнес-класс крохотный, не было мест…

Женщина замолкает. Втыкается в айфончик. И вдруг громко, на все очереди восклицает:

— Какая у вас карта? Серебряная? Вы не имеете права! Вот, я на сайте «Аэрофлота», я всё проверила, привилегии только для владельцев золотых и платиновых карт!

— Я не знаю, — отвечаю. — Я подошёл к господину охраннику и показал карту. Он нас пропустил.

— Не имеете права! Я тут полтора часа стою! Вы лезете без очереди, я буду жаловаться!

Чувствую себя персонажем комедии. Какие полтора часа? Тут каждая очередь — на десять минут.

— Идите, — говорю. — Жалуйтесь. Все претензии к немецкой администрации. Они нас пропустили, значит, считают это правильным.

При этом я подчеркиваю — очереди двигаются с одной скоростью. Наши друзья уже подходят к окошечку, мы ещё нет.

— Вот за это я и ненавижу русских! — внезапно громко вопит женщина. — Вечно лезут без очереди, другим мешают!

Я обалдеваю. Нет, правда, редко так расчехляются, да ещё и на людях!

— Простите, а вы — кто? — спрашиваю я. — Вижу, что вы — наци, но какой сами национальности?

Вокруг уже все внимательно смотрят. И слушают. Половина — наш народ. Россияне.

— Я вам не обязана отвечать! Скажите, какая у вас карта!

— А мы вам не обязаны отвечать, — вступает в разговор жена. — Есть претензии — идите в администрацию аэропорта.

— Я пойду! Я буду жаловаться, я так этого не оставлю! — кричит женщина-в-полосочку.

Никуда не идёт, конечно.

К пограничникам приходим все вместе. Мы с женой в короткой очереди к одному, нервная дама — к другому, наши друзья — к третьему. Краем глаза вижу, что дама протягивает российский паспорт.

Интересно, какой она всё-таки национальности, так ненавидящая русских пассажирка из Мюнхена…
В самолёте дама оказывается впереди меня. И первым делом, ещё до взлёта, откидывает кресло до предела. То ли в порядке маленькой мести, то ли просто не думая, мешает ли кому-то…

Вот за что я таких и не люблю, безотносительно их национальности (ненависть — чувство слишком сильное), что они только себя считают людьми. И ещё постоянно уверены, что их все обижают.

P. S. Порядок пропуска в аэропортах, как я понимаю, регулируется не авиакомпанией, а администрацией аэропорта.

P. P. S. Когда говорят про миллионы репрессированных, я всегда думаю про миллионы доносов. И о тех, кто их писал.

А дама, окажись она «на оккупированной территории», обязательно бы сотрудничала с нацистской администрацией. Сообщала бы обо всех, кто нарушает порядок.

Источник: Блог Сергея Лукьяненко

Делимся