Вернуться из ада: страшные подробности боя 12-й погранзаставы «Сари-Гор» на таджико-афганской границе

Задолго до начала чеченской кампании на таджико-афганской границе состоялся абсолютно невероятный с точки зрения военной науки и здравого смысла бой. Офицеры и военнослужащие 12-й погранзаставы, согласно оценкам ветеранов спецназа, не должны были уцелеть под огнем боевиков.

Задолго до начала чеченской кампании на таджико-афганской границе состоялся абсолютно невероятный с точки зрения военной науки и здравого смысла бой. Офицеры и военнослужащие 12-й погранзаставы, согласно оценкам ветеранов спецназа, не должны были уцелеть под огнем боевиков.

Легкой судьбу и службу пограничников нельзя назвать даже сейчас. Сложная это профессия. Чудовищно ответственная. В начале 90-х годов трудности службы пограничников преодолевались особенно тяжело. Распад Советского Союза и образование нескольких, теперь уже независимых государств в непосредственной близости от России диктовали новые правила игры и международной политики. Охраной границы между Афганистаном и Таджикистаном после распада Союза нужно было заниматься особо — курс на смену политического режима привлекал в страну не только боевиков всех мастей, в том числе и воевавших против советской армии в Афганистане, но и наркоторговцев. Личному составу 12-й погранзаставы «Сари гор» с весны 1993 года приходилось неоднократно пресекать попытки пересечения границы Таджикистана афганскими боевиками. Помимо рухнувшей в одночасье системы военной логистики, снабжения, довольствия и обеспечения личного состава всем необходимым, свою роль играли и другие, сугубо географические и природные особенности границы двух государств.

И хотя на 1400 километров государственной границы приходилось всего 3500 российских военных, присутствие пограничников заметно осложняло, и укорачивало жизнь боевикам, перевозившим деньги, оружие и наркотики для поддержания гражданской войны в Таджикистане. С весны до середины лета 1993 года, по воспоминаниям историков, было совершено не менее десяти попыток «прощупать» Пянджский, Московский, Ишкашимский и Хорогский погранотряды и выявить слабые места. Однако каждый раз при попытке прорыва через российских пограничников боевики отходили, оставляя от трех до пяти человек убитыми.

Работа над ошибками

К лету 1993 года попытки уничтожить российских пограничников стали приобретать характер хорошо спланированных и разработанных акций. Определенные выводы и решения принимались по итогам боев не только в штабе погранвойск, но и с «другой стороны». И хотя погранзаставы были боевикам не по зубам, усиление натиска ощущалось не только офицерами, но и остальными военнослужащими.

«Если сначала применялась легкая стрелковка с непонятными секторами обстрела и тактикой в целом, то уже через два-три набега „духи“ появлялись с крупнокалиберным пулеметом. Еще чуть позднее вообще привезли несколько минометов, и обрабатывали не только посты наблюдения, но и казармы», — рассказал в интервью телеканалу «Звезда» офицер погранвойск в запасе Валерий Смоленко.

Постепенно росла и численность нападавших. Относительно первых вылазок, совершавшихся в основном в сумерки или на рассвете, боевики стали практиковать и ночные нападения силами до роты. Ветераны погранвойск вспоминают, что «гасить» несколько огневых точек при возрастающей численности было несложно, однако каждая новая атака требовала больших усилий для ее нейтрализации.

«Постепенно стало приходить понимание, что собственными силами в определенный момент отбиться просто не получится, и для того, чтобы гарантированно отбивать любую атаку, погранзаставам передавались небольшие группы мотострелков 201-й дивизии с техникой», — вспоминает Смоленко.

Справедливости ради стоит заметить, что с самого начала лета бойцы 201-й дивизии и российские пограничники устраивали облавы на моджахедов. Пригодился и опыт, накопленный за годы боевых действий в Афганистане, часть боевиков, приехавших повоевать из Афганистана, брали, что называется, еще тепленькими, а все трофейное оружие после подробной описи, изымали и показывали местному населению и всему миру, что на самом деле происходит на таджико-афганской границе. Буквально за сутки до 13 июня, дежурным погранзастав стали приходить данные разведки о скоплениях противника в нескольких прилегающих районах. С наибольшей вероятностью, согласно разведданным, ожидалось нападение на 11-ю заставу, однако, как оказалось позднее, свой выбор боевики уже сделали.

Цель для атаки моджахеды, которым с высокой вероятностью помогали информацией о численности и вооружении российских военных, выбрали наиболее удобную с точки зрения организации наступления 12-ю погранзаставу «Сари гор».

Военные с боевым опытом говорят, что первоначальный план боевиков включал в себя неожиданное, но скрытное нападение. Однако выполнение задачи сорвалось ровно в тот момент, когда находившийся на посту боец услышал переходящий в хрип лай сторожевой собаки. Практически сразу, как в воздух была пущена осветительная ракета, на склоне горы были обнаружены группировавшиеся для атаки бандиты.

Еще спустя секунду рокот автоматной очереди разорвал тихую летнюю ночь. Осознав, что «вырезать» пограничников под покровом ночи без шума и пыли не удастся, со всех близлежащих склонов, холмов и даже небольших возвышенностей, обступавших расположение российских военных, открылся шквальный огонь. Практически сразу был убит Сергей Борин, оборонявшийся за БМП-2. В самом начале боя погиб начальник 12-й погранзаставы Михаил Майборода, которому 10 июня 1993 года, за трое суток до нападения, исполнилось всего 25 лет, и трое рядовых 201-й дивизии — Халитов, Николашкин и Кусюнбаев — экипаж БМП. Стоит отметить, что именно трое рядовых несколько минут отбивались от наступающих боевиков, пока остальные бойцы погранотряда занимали боевые посты и начинали работать по заранее обозначенным секторам обстрела. Именно эти несколько минут, по словам специалистов, и позволили пограничникам сорвать атаку.

Спустя считаные минуты после гибели начальника заставы, командование берет на себя старший лейтенант Андрей Мерзликин, которому едва исполнилось 24 года. Пограничники стояли насмерть — до последнего патрона. Однако на 48 человек личного состава 12-й погранзаставы навалилось не менее 400 боевиков. Понимая, что опытные офицеры и рядовые будут биться до последнего, помимо крупнокалиберных пулеметов, по окопавшимся пограничникам работали и минометы, и безоткатные орудия, и противотанковые гранатометы.

Наиболее свирепое сопротивление наступавшим боевикам оказывал рядовой Сергей Борин, к позиции которого боевики долгое время не могли подойти на расстояние прицельного выстрела. Огневую точку, которую занял Борин, боевики трижды пытались забросать гранатами, но смертельно раненый пулеметчик после короткой передышки снова открывал огонь по наступающим. Жизнь пулеметчика оборвала лишь брошенная прямо под ноги граната.

Ветераны спецназа, воевавшие еще в Афганистане, в откровенных разговорах объясняют, что русских афганские моджахеды боялись страшно.

«Они всегда знали, и передавали это всем своим братьям, так сказать, по оружию, что, если русского офицера застрелить, это еще не означает, что он напоследок не заберет с собой четыре-пять человек», — говорят ветераны спецназа.

До последнего, даже будучи смертельно ранеными осколками от гранат, отстреливались от «духов» Игорь Филькин и сержант Юрий Кологреев. Наиболее яростное сопротивление оказывал боевикам командир кинологической службы Владимир Елизаров, рядом с позицией которого обнаружили около 20 убитых бандитов.

Через 11 часов боя взявший на себя командование заставой Андрей Мерзликин принимает решение прорываться из окруженной боевиками заставы. Положение казалось безвыходным — тяжело раненные, с простреленными руками, ногами и посеченными осколками гранат головами бойцы считали последние патроны. Боеприпасов для молниеносного прорыва оказалось катастрофически мало — на каждого бойца приходилось меньше 10 патронов к автомату. Однако было очевидно, что выйти из окружения и пережить почти десятикратное численное превосходство боевиков смогут не все. Посчитав Б К и приняв предложения сослуживцев группа уцелевших пограничников начинает прорыв.

Практически сразу, как с 12-й погранзаставой была потеряна связь, на помощь была отправлена колонна мотострелков, на вооружении которых были не только БМП, но и танки Т-72, прикрытие которых с воздуха осуществляла армейская авиация. Однако все горные дороги, по которым можно было спокойно подойти к заставе, были заминированы, а при первой же попытке расчистить путь, на подкрепление под командованием подполковника Масюка, со всех сторон обрушивался шквальный огонь. До заставы подкреплению оставалось идти всего четыре километра, но пройти именно это расстояние было тяжелее всего.

Когда последняя преграда на пути к заставе была ликвидирована с помощью авиации, колонна с танками и тяжелым вооружением сорвалась с места. Через три километра на фоне разрывов НУРСов в радиостанции командующего группой прогремел короткий доклад: «Командир, свои!»

Едва живые пограничники, валившиеся с ног от усталости и ранений, построились для короткого доклада.

«Личный состав 12-й заставы, оставшиеся в живых, находятся перед вами. Заместитель начальника заставы, лейтенант Мерзликин. Здравия желаю, товарищ подполковник», — от пережитого стресса у бойцов сдают нервы.

Голос принявшего на себя командование заставой молодого лейтенанта на кадрах кинохроники едва различим.

Однако даже после 12 часов боя, чувства неминуемой гибели и безысходности под градом пуль 18 пограничников под командованием лейтенанта Мерзликина сумели вырваться из окружения, а поставленная задача была выполнена — хорошо вооруженные и подготовленные боевики так и не пересекли границу Таджикистана на охраняемом участке.

Итогом нечеловеческого подвига российских пограничников стали не только звания Героев России и медали. После нападения боевиков на хорошо укрепленную базу стало ясно, что готовить пограничников на стратегически важных направлениях нужно с учетом вероятного столкновения не просто с радикальными боевиками, а с самым настоящими фанатиками, щедрую помощь которым оказывают все заинтересованные в дестабилизации обстановки силы. Практически сразу после боя 13 июня, пограничников стали усиливать ствольной и реактивной артиллерией, а тактику действий перестроили с учетом численного превосходства нападавших.

Делимся