Особенно страшно поначалу, когда не знаешь, откуда ждать основной опасности. Потом чувство опасности притупляется, сознание получает возможность принимать осмысленные решения, но все равно в глубине души остается постоянное чувство настороженности чуткого зверя, знающего, что в любой момент может грянуть выстрел по нему… Это что касается лично твоей любимой шкуры.

Однако, на войне у командиров есть и другие страхи — за действия своих подчиненных: справится — не справится, за действия взаимодействующих: поддержат- не поддержат, и самый Главный Страх — за правильность принятого тобой, отцом-командиром РЕШЕНИЯ…

Однажды, в июле 1982 года, штабом 40А была задумана операция под Газни. Рядовая, в общем-то, «текущая» операция, коих было много, достаточно сказать, что в тот год 50 осап не вылезал из таких операций, как мужичок в средней полосе осенью не вытаскивает лаптей из чавкающей грязи. Всего-то и надо: к северо-западу от Газни в ущелье высадить десант где-то человек около двухсот. Ну, само-собой, поддержать огоньком сверху, подвезти потом боеприпасы и харч, воду и, после победной реляции, вывезти их всех (десант то бишь) обратно к едреной мамке в родные казармы, к долгожданным полковым кухням. Ну, правда, в ущелье этом, по данным ненаглядной разведки, духов ощущалось голов четыреста, исламских комитетов десяток, складов с оружием, из-за которых все это затевалось, аж восемь и прикрывался весь этот гадюшник не много ни мало сорока зенитками, часть из которых наши старые знакомые — ДШК, а вот другая часть — вещь посерьезнее, ЗГУ, которые мы на своей шкуре попробовали в Пандшере. Эта хрень с двумя стволами, каждый калибром 14,5 мм, способна БТР расколоть, не том что хлипкую, лоскутную броню «восьмерок».


На войне боится каждый. Не боится только дурак или псих.

Моралфагам мимо. Мата очень много. Коллегам посвящается.

Итак, до 22 лет я была само совершенство!

Чтобы Вы понимали, в школьные годы литература, история, психология и даже (ёптыть) баллистика увлекали меня до озноба. Уже в 14 я поставила себе задачу: прочитать за три месяца все 15 томов Дюма, что были в домашней библиотеке. Меня, правда потом, реально подташнивало при виде книг, но длилось это не долго.

Огромное количество классических произведений за короткие сроки «проглатывались» мной на одном дыхании. Лечь спать в 4 утра потому что в 17 раз перечитывала «Мастера и Маргариту»? Да два пальца об асфальт.
Мои сочинения в 8 классе, зачитывали старшеклассникам как образец при поступлении в ВУЗ. Олимпиады по русскому и литературе с лёгкостью и дипломами 1 степени.

В том же 8 классе я всерьёз и навсегда увлеклась роком: «Кино», «Наутилус», «Queen», «Led Zeppelin», «Slayer» и многие другие потрясающие группы. Но это не помешало мне продолжать краснеть, если при мне не то, что матерились, а просто произносили невинное слово «сука».

О да, я была тургеневской барышней, с которой было о чём поговорить.
В 17 лет, в августе я сдала экзамены и поступила на заочное отделение, а в октябре вышла на работу. Как обо мне пеклись очень взрослые сотрудницы нашего отдела — умные, хозяйственные, воспитанные — учили меня лапоньку всему и как делать инвентаризацию, и сметы и пирожки в том числе.
Я была как за пазухой у Деда Мороза!

Идиллия продолжалась долго, но рано или поздно детям приходится взрослеть и не всегда это происходит нежно и без последствий.

В 19 я уехала в Москву — оставаться на месте было беЗполезно, не нужно и неинтересно (ну и к слову добавлю, что русские уезжали в то время пачками, даже замуж не было за кого выходить, тем более, что все мои близкие родственники были москвичами, но так сложилась жизнь у родителей).

А в 22 я пришла работать помощником прораба на стройку.

Именно этот необдуманный шаг и привёл к печальным последствиям.
Коллектив принял меня живо и радостно — украинские штукатуры наливали борща, молдавские кровельщики наливали вина, белорусские каменщики угощали картохой с салом, армяне (хз чё они там делали, может рубероидом с объекта торговали нам же на объект…) но они красивее всех пытались ухаживать — водкой пытались угощать… ну, Вы поняли…

Ха-ха, я воспитана на Тургеневе с Достоевским, со мной так не прокатит.

Я нашим работягам понравилась очень… ну как мартышка смешная. Гляди, наблюдай, да смейся: вон пошла, споткнулась о правИло и спрашивает: кто доску железную за собой не убрал; во -на кОзлы полезла, почти в обморок упала (я реально высоты боюсь до охренения); шпатлёвки, говорим, не хватит, а она нам талдычит, что штукатурки на объекте завались… Ну что с мартышки взять?

Не смеялся надо мной только прораб Саня. Саня вообще был удивительным и бесконечно крутым прорабом. Он умел договориться со всеми и везде, выбить аванс, поддержать любого, кто оказался в сложной ситуации. А как Саня виртуозно лепил отчёт по форме М-29… мммммм, закачаешься (без неё зарплату офис не выдавал).

Поэтому шок, боль и ужас одновременно испытал весь наш дружный коллектив, когда мы потеряли Саню. Нашего крутого Саню, на которого можно было всегда положиться и на котором держались два наших больших объекта.

Ничего не предвещало беды — это потом мы узнали, что идущего уже домой Саню тормознули наши украинцы-штукатуры и со словами: «Саня, дорогой, у нас внук родился» — поднесли Сане полный стакан…

Саня был охуенным прорабом, но Саня был охуенным охуенно пьющим прорабом!!!

Когда стало понятно, что из весёлой запойной карусели Саня выйдет не скоро, то стройка в шоке замерла, а потом взгляды скрестились на мне. Местное население недолго думая выбрало себе временного вождя.

Ну как, блядь, вождя — Вождишку-мартышку!

Ну чтоб товарищи понимали — мне было 22 года! 167 см роста! Иииии 47 кг еле живого веса! Представили?

У кого не получилось представить, постараюсь помочь:
в 22 года я проходила в парк Горького без билета! И не потому, что у меня там бабушка работала, а потому, что пролезала между прутьев паркового забора.

Если и сейчас сложно представить, то приведу ещё примеры: не все лифты ехали, когда я в них заходила, некоторые даже, блядь, двери не закрывали (собака зайдёт — лифт, сука, собаку везёт, а меня не везёт);
ветреная погода — практически всегда была для меня огромной проблемой;
когда мы заходили с мамой в магазин одежды и она, смотря на меня, горестно качала головой, то я ей говорила: «Мам, ты ничего не понимаешь — это мировые стандарты».
Тогда мама громко и возмущённо отвечала, что с такими мировыми стандартами люди в концлагерях умирали…

Представили? Не? Ну тогда смотрите фото — я справа…


Вооооооот… Короче, они меня самовыдвинули, так сказать, парламентёром, блядь… Кто-то ж должен аванс выбивать.

Ну мне куда деваться? Не ветошью же прикидываться? Можешь не можешь, хочешь не хочешь, а на тебе люди, материал, сроки…

В принципе, проблем у меня с рабочими не было: народ в основном был работящий и желающий заработать, оплата шла от выполненного объёма и сроков, поэтому гонять никого не надо было. Очень много было «со справкой» — всегда спокойные, вежливые, очень чистоплотные люди.

Всё бы хорошо, НО бывает в бочке мёду - чужая волосатая лапа!

Здание, которое мы реконструировали имело один центральный и два запасных чёрных входа. Естественно, что центральная лестница была сразу приведена в надлежащее состояние, ибо по ней все перемещали всё, всех и всегда.

А вот лестничные марши двух запасных стояли в опалубке и их ещё надо было залить. Этой работой занимались два расчудесных персонажа, из серии «мы с Тамарой ходим парой». Везде и всюду вместе, прям Твиксы, блядь, живые. Двупалочные двуногие Твиксы.

Через полторы недели Вождишка отметила для себя одну неприятную вещь: Твиксы не то что бы не начинали работы по заливке лестниц, а даже не планировали начинать. Это первый раз, когда я ошиблась в людях, потому как это были не Твиксы, это были настоящие, сука, КитКаты, у которых вечно перерыв.

Иду утром на объект. Твиксы-КитКаты тусуются во дворе.

— Уважаемые мои, у нас сроки, ответственность, директор скоро приедет, а мы с вами не готовы, показать нечего (блядь, ну реально, не сиськи ж я буду директору показывать вместо лестниц), давайте приступать к работам.

— Ой, Марья Петровна, только 8 часов утра, мы до обеда столько успеем…
Наивная Вождишка радостно побежала выдавать рубероид (нет, не армянам).
Возвращаюсь со второго объекта, время 15.30, Твиксы курят (палочки курят палочки).

— Уважаемые мои, как лестница? Сколько залили?

— Ой, Марь Петровна, с утра песка не хватило, сейчас почти четыре, один хрен сегодня уже не успеем. Завтра утром точно всё сделаем.

Очень доверчивый Вождишка убежал принимать леса.

Ну и как в сказке — три дня и три ночи наёбывали два мужика Вождишку (это я потом чуть позже осознала).

На четвёртое утро очень злой Вождишка встретила, теперь уже бедолаг, тяжёлым молчанием. Но бедолаги не были бы русскими мужиками, если бы растерялись и не спросили Вождишку в лоб:

— Ой, Марь Петровна, у Вас рубля не будет? На хлеб не хватает.

Бляяядь, мне даже стыдно стало, я с ними ругаться хотела, а у бедных людей на хлеб вон не хватает, вот я бездушная скотина…

После обеда стою у окна на втором этаже, смотрю Твиксы мои откедась пиздуют. И не просто пиздуют, а прям, сука, с радостными рожами идут (причём нихуя в этот день правительство праздника не запланировало).

Сначала мне показалось, что голова у меня от высоты 2 этажа закружилась. Присмотрелась — нет, не у меня голова кружится — Твиксы идут пьяненькие. Пьяненькие два члена племени. А можно сказать даже просто — два члена…

— Да ну, думаю, фигня какая-то, у них же с утра на хлеб не было…

— Уважаемые мои, кричу из окна, — вы ж утра на хлеб просили.

— Марь Петровна, так же ж водка это жидкий хлеб, Вы шо не знали!!!

Кто смотрел все серии «Горца»?
Ага, да, да. Вот если из всех серий молнии собрать, то примерно так меня в этот момент на лестнице и ебануло: в глазах потемнело, руки-ноги затряслись, мозг отключился, рот открылся и хочется чего-то классически умного сказать, а не могу… Нету слов…

Русских, классических, как у Тургенева или Лескова, как у Моруа или Драйзера. Вспоминала, вспоминала — не смогла.

А тут ещё чувствую, что что-то страшное со мной творится — вторая волна какой-то неведомой хуйни или неведомого пиздеца накатывает, вот прям на месте перерождение происходит:
Руки сами твёрдо уперлись в подоконник, лёгкие раскрылись, пошёл кислород, мозг стал хрустально ясным… и вернулась способность … не, не говорить - орать:

— Ёбаный ж ты, сука, блядь, карась!!! (Среди ворон поднялась нехилая паника, голуби — те просто обосрались, пчёлы на полном серьёзе были готовы отдать весь мёд).

-Сколько будете мне нахуй мозги ебать? Дети вон, блядь, за полдня в песочнице зАмок заебенили в две лопатки и одно ведро! (Мамы срочно уводят ничего не понимающих детей с площадки, хотя до площадки метров 200).

— Я сейчас спущусь и выебу тем облезлым веником вас (ещё раз посмотрите на фото…), чем этим веником выебут меня директор поровну с главным инженером!!!

-Взяли вёдра и начали хуярить, как грачи крыльями в тёплые края!!!

… Вы когда-нибудь бывали в лесу перед грозой? Когда стоишь на тёплой полянке — а вокруг всё утихает, замирает: деревья, трава, облака, ветер. Время будто останавливается, и в какой-то неуловимый момент наступает звенящая тишина…

Ну вот примерно такая же тишина наступила на огромном объекте: на лету замёрзла подъёбка кровельщиков — «Подстрахуй!» — «От подстрахуя и слышу»… мастерки и тёрки прижались к своим штукатурам… вырубило рабочее освещение… маляры поглубже вдохнули…

Из-за колоны, опасливо выглянул один, но очень большой черноглазенький глазик, молоденького разнорабочего Умара, почти не мигая тот тихим шёпотом произнес:
— Марые Петровына, не ругаитесь, жаилста — страшна очен.

Но всё это было абсолютно несравнимо с тем, что две внизусильноохуевшие КитКата… вдруг заулыбались шире (!!!) и произнесли:

— Марь Петровна, сестра, ну ты бы так сразу и сказала!!! Сейчас всё сделаем.

-???

И они, счастливые как Лунтик с Кузей, воодушевлённые такие, похватали вёдра, лопаты, давай раствор месить… лестницу заливать.

Вот говорят надо книги читать, они развивают, расширяют кругозор и словесный запас, они дают возможность донести до людей свои мысли и чувства.

Пиздёжь это всё!

Я из своего огромного жизненного опыта, так сказать, вот что предлагаю: закончил институт (похуй какой, Лавров вон МГИМО заканчивал) — покупай русско-матерный словарь.
А ещё лучше — учи сразу в институте, а ещё лучше если по русскому-матерному экзамен введут. Уже дипломированным специалистом выходишь.

Ты уже не будешь мямлить и сиськи мять (где ваш отчётик или благополучненько ли прошла инвентаризация?), а поставленным голосом скажешь:

" Блядь!!! Кто ко мне на хуй с вазелином следующий?" (запятые сами кому как удобно ставьте, кто как привык)

И всё — все рабоооотают с душой и от души.

А я да! С тех пор я начала материться, тургеневская барышня, так сказать, потеряла оральную девственность. Зато мне удалось избежать оргии, ибо директор с главным инженером были ещё те пидарасы…

Потом, именно с помощью русского-матерного я заставила уважаемых украинцев оживить Саню и снять с него страшное заклятье Неваляшки.

И ещё с того момента, я перестала быть Вождишкой-мартышкой!

Я стала правой рукой (блядь, без комментариев, пожалуйста) главного Вождя СаниВсемогущего, а после того как Саня научил меня делать отчёт по форме М-29 (а без него зарплату не выдавали) — я стала Божком!!!

Но это совсем другая история.


Настаиваю на введении нового экзамена

Неужели могут быть люди, которые не ждут пятницы с нетерпением? Если только те, кому в субботу работать… Для остальных же этот заветный день — уже первый в череде долгожданных выходных, когда можно наконец оторваться на всю катушку!

Фишинг — один из самых популярных видов современного электронного мошенничества, при помощи которого преступники пытаются заполучить персональные данные пользователя. Чаще всего воров интересуют логины, пароли, данные банковских карт. С каждым годом число подобных преступлений в мире и в России только растет. Может показаться, что от этой угрозы никак нельзя спастись и ничего с этим нельзя сделать. На самом деле противоядие есть.

Ортодоксальный еврей должен ежедневно соблюдать минимум 613 правил «Пятикнижия». Согласно им, кошерной бывает не только еда, но и одежда. Блогер Сергей Анашкевич решил разобраться, как именно одеваются религиозные евреи и почему у них такая одежда.