Что на самом деле скрывается за реформами в здравоохранении?

Вангую, что диагноз ОРВИ теперь будут ставить еще чаще, чем ставили до сих пор. Почему так? А потому что система здравоохранения в России все четче и четче прорисовывает вектор на платную медицину в стране. Видимо, параллельно пенсионной реформе.

Для того, чтобы понять, что система здравоохранения идет по пути разрушения стоит один раз посетить медицинские конференции. Все. Там врачи, а не диванные эксперты прекрасно все объяснят вам. И что вас ждет, и сколько вы будете платить и многое другое. То, что я здесь пишу — не столько мои мысли, сколько трансляция в массы слов тех, кто точно знает, что говорит.

Это очень важная тема для всех, т.к. так или иначе с медициной сталкивается каждый.

Начнем с того, что В. И. Скворцову оставили на должности министра. Способом финансирования медицинской помощи останется система ОМС. Обещанные ею технологические и отраслевые прорывы у нас будут исполнять прежние кадры. источник

12 фот и видео



Что на самом деле скрывается за реформами в здравоохранении?

«Уверен, что Минздрав России под руководством Скворцовой продолжит успешное преобразование отрасли для обеспечения населения качественной и доступной медицинской помощью», — написал Евкуров в своем аккаунте в соцсети Instagram.

Он также отметил, что Скворцова прикладывает огромные усилия для того, чтобы национальная система здравоохранения соответствовала лучшим международным стандартам.

Звучит просто как стеб. Как и вот это:

Скворцова говорит, что смертность уменьшилась.



Что на самом деле скрывается за реформами в здравоохранении?

Врачи говорят:

«Моё мнение: оптимизация не добилась экономической цели, — говорит профессор Павел Воробьёв. — Смертность выросла, значит, эффективность вложений точно упала. Затраты на здравоохранение не снизились.



Что на самом деле скрывается за реформами в здравоохранении?

Скворцова говорит, что оптимизация — шаг в будущее.



Что на самом деле скрывается за реформами в здравоохранении?

Врачи:

«Одной из целей оптимизации нам называли сокращение административного аппарата, — недоумевает доктор Анна Новикова, — в итоге, когда объединили несколько поликлиник в поликлинические центры, то главврачи бывших поликлиник, а ныне филиалов, стали из главврачей просто руководителями этих филиалов. Но 90 тысяч медработников в России были сокращены. Какое имеет отношение к сокращению администрации увольнение медсестёр, лаборантов, санитаров, людей, которые пахали в поликлиниках и больницах? А по какому принципу проходило объединение? Как выбирали из нескольких объединяющихся поликлиник ту, которая станет центром?

(здесь, например, подошел бы хорошо вопрос из телеги: «А что это за дурацкая практика поиска чиновнику нового места работы после отставки? Почему сокращаемым врачам и учителям не ищут сразу аналогичное место работы? У нас что, высокопоставленные чиновники сплошь инвалиды и сироты?»)

Скворцова говорит, что реализуются крупные и дорогостоящие проекты и госпрограммы, на которых выделен большой бюджет.

Врачи говорят:

«Это даже не саботаж, это прямой способ обирания пациентов, — прокомментировал эту ситуацию Павел Воробьёв, профессор, доктор медицинских наук, член президиума Пироговского движения врачей. — Вам говорят, что вы можете сдать анализ и получить результат через неделю, сделать КТ и получить результат через месяц, но вы можете сделать здесь же исследование за деньги и получить результаты сразу. Просто выманивание денег».

Игнорирование такого массового недовольства (смотри выше) среди тех, кому работать в этой сфере — это не есть хорошо, скажем мягко. Изо всех углов Скворцову взывают к логике — горох об стену.

Отсюда спор всех времен и народов. Что будет дальше то, особенно, если Скворцова на месте и эти врачи тоже пока на местах, правда их игнорируют.

Интересно другое.

Население разделилось на сторонников преобразования и противников. Часто звучит фраза: «Ну очереди меньше, поликлиники лучше. Что плохого?»

На самом деле, тут все зависит это от степени тяжести заболевания.

Почему такое разделение? Потому что многие руководствуются, как и в других областях, удовлетворением молниеносных потребностей. Однако кроме удовлетворения молниеносной потребности, есть такая штука, как стратегия, планирование развития и т. д. Идет большая ставка на технику, но лечение — это еще и техника рук и ума.

Качество и доступность бесплатной медицинской помощи, особенно в первичном звене, будут и дальше снижаться, продолжится рост доли платной медицины. Это однозначно.

Важно понять одну вещь. Преобразования российской медицине нужны, но то, что делается сегодня, это развал национальной системы здравоохранения.

Возьмем последнюю и очень спорную инициативу — обязать выпускников медвузов работать на участках. Терапевтами.

Кто вообще такой терапевт?

Терапевт — это врач-универсал, который принимает больных и здоровых людей на первичный прием. Он же назначает лечение, оформляет и выдает лист нетрудоспособности.

Что лечит терапевт? Любой житель страны, прежде чем посетить узкого специалиста для лечения того или иного заболевания, предварительно приходит к терапевту.

Большей глупости, чем сажать на эту должность студентов, придумать трудно, потому что врач на участке — это врач квалифицированный, опытный. Он же первым сталкивается с болезнью. Студент не знает ничего. Конечно, работать никто не будет, все сбегут, это понятно. Сама идея, она — патологическая, понимаете?

Почему так и разве наверху не видят проблемы?

Медицинские ВУЗы находятся не под контролем Министерства образования, а под контролем Министерства здравоохранения, которое в свою очередь находится под контролем правительства.

Функция правительства (официально) делать так. чтобы народ в массе своей был доволен.

Чем будет доволен народ? Уменьшение очередей в поликлиниках — раз, комфортными поликлиниками, чтобы желтые чистые стены и новые стулья в коридорах. Все.

Основная масса видит, что произошло улучшение, что к терапевту попасть быстрее и терапевт работает быстро (12 минут же).

Зловещие 12 минут на лечение или почему все время пишут ОРВИ.



Что на самом деле скрывается за реформами в здравоохранении?

На обследование врачам дали по 12 минут на пациента. Понятное дело, что все индивидуально. Врач не бросит больного, даже если сработает таймер, который больше бы пригодился при варке яиц или пельменей, чем в лечении.

Но от этого не должна снижаться общая скорость. То есть то, что врач примет 10 пациентов по 20 минут — его проблемы. Он должен нагнать стандартную норму, как ни крути.

Эту проблему в медицинской сфере очень хорошо иллюстрирует фильм «Аритмия» Бориса Хлебникова. (не будем разбирать художественную составляющую, только медицинскую)

Вот этот фильм не плохо было бы показать Скворцовой, Медведеву и т. д. очень четко показано, что происходит при вызовах на дом и какой будет итог, если количество пациентов поставят выше качества лечения.

Скорость и комфорт — вот, что важно.

И тут же на фоне довольных поликлиниками возникают все чаще и чаще жалобы на то, что запись к узкопрофильным специалистам дольше, что их сложно застать и т. д. и проще пойти к платному. Отсюда увеличение количества платных специалистов.

Почему это происходит. А ответ весьма прост.

Сейчас все выпускники медицинских ВУЗов в обязательном порядке будут работать 3 года в поликлиниках.



Что на самом деле скрывается за реформами в здравоохранении?

То есть примерно со следующего года все, кого радуют перемены столкнутся с тем, что в поликлиниках будут сидеть только-только выпустившиеся молодые врачи. БЕЗ ЕДИНОГО ДНЯ ДОЛЖНОЙ ПРАКТИКИ И ОПЫТА. И вот к ним вы и пойдете лечить свой ОРВИ.

Это сделано для того, чтобы залатать дыры в поликлиниках, которые образовались в результате полной разрухи 90-ых.

Весьма популярная фраза: «Не хватает врачей в поликлиниках» уйдет из обихода возможно. Население поверхностно довольно. Министерство здравоохранения — молодец. Правительство — молодец.

А то, что эти студенты имеют минимальную возможность развиваться и учиться на узкопрофильных специалистов — это никого не волнует. Потому что сейчас еще все терпимо. Но терпимо именно потому, что была старая система и именно выпускники старой системы вообще еще есть в природе.

Об этом знают все врачи, все студенты.

Вчера посетила форум «Завтра выпуск. Что дальше?».

Название одной лекции, к примеру, «Как врачу спокойно работать в неспокойных условиях тренда „Врачи — убийцы“?». Это к слову об атмосфере ненависти в обществе, которую создают СМИ. Но это так, заметка. Речь больше о другом.

Посмотрите на пожелания молодых врачей, которые хотели бы посещать курсы для повышения квалификации и т. д.



Что на самом деле скрывается за реформами в здравоохранении?

1. Диагностика и лечение РАСПРОСТРАНЕННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ. То есть то, что должно быть очевидным для врачей — терапевтов — вызывает сложности.

2. Видеолекции, суббота и часы, потому что сложно отпроситься на обучение у главврача. Почему? Потому что главврачу в такой системе не выгодно развитие терапевта, иначе он уйдет и придется искать нового? Смекаете?

3. И огромное количество терпаветов не готовы платить, либо готовы до 2, 5 тысяч рублей в год!

Скворцова:



Что на самом деле скрывается за реформами в здравоохранении?

Это вот все говорит разве о каких -то перспективах развития? Это говорит об упадке. Обучение слабое — не знают ключевых заболеваний. Развиваться не имеют возможности, потому что вынуждены сидеть сразу в поликлиниках. Денег на развитие нет, потому что молодой врач в поликлинике не будет получать много. Особенно в регионах.

Там был, кстати любопытный вопрос, посвященный спонсорству обучения. Одни из спонсоров — фарм. компании. (читай фарм. мафия)

Но об этом я напишу чуть позже. Тоже очень хорошо характеризует перспективы медицины российской. Фарм компании спонсируют молодых врачей, чтобы те потом продвигали в больницы препараты этих фарм компаний. Это, если кратко.



Что на самом деле скрывается за реформами в здравоохранении?

Про то, как все идет в гору, пишут многие СМИ.

Почему они так пишут — разбирать не буду, как и появление вот таких комментариев под этими сладкими стаьями. И то, и другое может быть оплачено, а может являться позицией. Здесь дело скользкое.



Что на самом деле скрывается за реформами в здравоохранении?

Для объективности прикладываю ее ответы. Скворцова считает, что проблема с кадрами решается и все идет в гору.

Скворцова. Открытый диалог. 2016 год.





А вот, что считают врачи

Феодальные, а не экономические меры по привлечению выпускников в первичное звено приведут к тому, что молодые врачи будут или уходить из поликлиник, отработав положенный минимум, или уйдут из медицины вообще, не получив доступ к прохождению ординатуры.

В «открытом диалоге» тоже задают вопрос о нехватке кадров в регионах, о проблемах с оптимизацией.

Говорят о повышении квалификации врачей, о непрерывном медицинском образовании. И все звучит гладко, как и на всех конференциях, однако, на деле обстоит все иначе. Если бы все обстояло так, как говорит товарищ Скворцова, то и вопросов бы таких не было — это раз. И вот таких презентаций от врачей тоже бы не было. Это не журналисты, не СМИ. Это заслуженные врачи, кандидаты наук.

Конец!



Что на самом деле скрывается за реформами в здравоохранении?


Делимся